Где поесть в Казани в несезон

02.03.2020 440 Казань Путешествия Россия 

Мы побывали в третьей столице России Казани в несезон и поняли, почему так важна в это время домашняя татарская кухня.

С тех пор, как в 2009 году Казань отжала у Нижнего Новгорода официальный титул «Третьей столицы России» (заверено Роспатентом), не утихают споры, достойна ли она этого высокого титула.
Если вы едете туда не специально за брендом, то вам по идее все равно, чью сторону занять: тех, кто за сохранение титула, или тех, кто за его отмену.
Главный вопрос всегда один: а зачем туда вообще нужно ехать. И главный ответ на него, особенно для несезона, когда гулять зябко, очень прост – чтобы вкусно поесть, причем вовсе необязательно по-столичному.
Дальше сложнее: разговор у нас пойдет о том, где это лучше всего делать.

Старо-Татарская слобода – лучшее место в Казани

Старо-Татарская слобода – лучшее место в Казани и для обеда, и для спокойной прогулки.

Основная площадка.

Где поесть в Казани – самый первый вопрос к любому попутчику, особенно если он из местных. Про «Дом татарской кулинарии» на Баумана, местном Арбате, можно, конечно, не спрашивать, о нем знают все. Заведение проверенное, но дорогое и несколько театральное: пышные дворцовые интерьеры, блюда вносятся под куполами сияющих крышек, даже если там на тарелке просто полоски отварного конского желудка, крышки снимается разом по тайному знаку одного из официантов – целый спектакль. Но это спектакль честный, да и вкусы подлинно национальные, насколько о них вообще может судить турист со Среднерусской возвышенности.

Ул. Баумана главная пешеходная улица Казани

На Баумана, главной пешеходной улице города,
колокольня Богоявленского собора служит главным ориентиром.

Вблизи она красивее всего со двора, на закате.

О чем он может судить совершенно точно, так это о фальшаке. Здесь у русичей глаз наметан, ухо навострено, да и вкусовые рецепторы редко когда подводят. Попутчик осторожно советовал заглянуть в «Туган Авылым», даже название перевел: «Родная деревня». Сразу представились крохотные избушки, ярко-голубые или зеленые, с белыми полосами-лучами на фронтонах, с отлогим плечом сеней в виде отдельной пристройки – в общем, примерно такие, какие видят вдоль железных и автодорог все, кто опасается добираться до Казани по воздуху.

Разгул бутафории.

Оказалось, что нет. «Туган Авылым» – это целый ресторанно-развлекательный комплекс с избами совершенно бутафорскими, из лакированных бревен, так что даже не сразу понимаешь, почему это Казань, а не Суздаль, к примеру, и почему это в Суздале, наискосок от «Мишкиного дома» (Музей знаменитых – не совсем понятно чем –  игрушек) и «Удивительного зоопарка», стоит избушка с зеленым полотнищем «Мечеть» над входом, и писклявые детские песенки мешаются с горловыми молитвами, все в записи. За мечетью следуют «Блинная» и «Ресторан» с вывесками полууставом, от которого и дома уже давно мутит.

Деревня Туган Авылым памятник пирожку-эчпочмаку

В деревне «Туган Авылым» стоит памятник пирожку-эчпочмаку,
но есть этот пирожок лучше в других местах.

Заходишь внутрь – снова сплошной бутафорский цех: ростовые куклы татарских бабушки и дедушки сидят на стульчиках за чайным столом. Они тут по всему городу сидят, парами и поодиночке. Если поодиночке, то ощущение такое, будто дедка или бабка медленно отходят после инсульта, а добрые детки вытащили их подышать на балкон – хотя на самом деле просто дверь в лавку подпереть и привлечь клиентов. К чаю на входе в «Родную деревню» поданы керамические эчпочмаки. Можно сразу с ними сфотографироваться. А можно и после еды, у отдельного памятника эчпочмаку на выходе на Петербургскую улицу. Самое смешное, что настоящие эчпочмаки, из теста, мяса и картошки, здесь никуда не годятся – сухие какие-то, крошатся, без чая в горло вообще не лезут. Видимо, чтобы нейтрализовать эффект, по залу снует ласковая живая бабушка, разнося на тарелках более нежные и сочные перемячи.

«Это такие беляшики?» – спрашиваем. «Это по-вашему “беляшики”, а по-нашему “перемячи”», – отвечает. По-вашему, тоже мне! И главное, аккуратно сдает назад, к изразцовой печке: там она эти перемячи и печет. Хорошо, конечно, что с пылу, с жару, но плохо, что за отдельные деньги (120 р. за пару). А ведь иной и за «комплимент от шефа» примет, наивная душа. В этом трюке и впрямь чувствуется что-то до боли родное и бесхитростное, но все же сомнительно, чтобы и татары в своих родных деревнях так поступали друг с другом.

Кругом одни театры.

Надежнее всего взять в ресторане для затравки чай и дегустационный сет, еще одну такую обиходную для татарских родных деревень штуку. Чайник приплывает на подносе, обложенный черносливом, курагой (все отменного вкуса) и какими-то темно-бурыми лентами, свернутыми в пистонные рулончики.

«Что такое?» – спрашиваем. Правильный ответ: пастила. Из яблок. Пахнет дегтем и лыжной мазью откуда-то из родного советского далёка, а на вкус – с чем бы сравнить? «Борис, удалясь от супруги, вспомни лобзания дев, искусных в плясаньи, также в науке любви…». Так вот: ничуть не похоже на лобзания. Скорее, все-таки лыжные ботинки, как следует пропаренные, подслащенные и нарезанные ленточками. За пастилой однозначно лучше в родную Коломну или Белёв, но не в «Туган Авылым».

Что понравилось, так это салат с кониной и ломтики казы, конская же колбаса. Салата заказали по порции тут же, а казы купили потом, в «Чак-чак store». Наводка была, и тоже от попутчика из местных. Прошли всю Петербургскую до площади Тукая, вынырнули на Баумана к часам и сразу вниз направо, в подвал. Там сначала был какой-то ремонт, какие-то горящие путевки, что ли, компьютерные мониторы не иначе как конца 1990-х гг., и только за ними – крошечный магазинчик. Чак-чак щедро дают пробовать. Особенно хорош праздничный, ручной нарезки, причем не червячками, как обычно, а крупным таким, как нут, горохом. Ну а в холодильники лежала казы. Она оказалась чуточку сладковата на вкус, но дома втроем легко съели за день целую палку.

Казань театр кукол Экият

Татарская кухня в туристическом исполнении очень склонна к театральным эффектам, это понятно. «Туган Авылым» вдобавок еще и примыкает сразу к двум театрам: ТЮЗу им. Габдуллы Кариева и кукольному «Экияту». И если первый – нормальный сталинский парфенон, то второй – взрыв какого-то мавританского китча: опоясанный аркадой стилобат, четыре башни-минарета, узорчатый короб основного объема, трехкилевой портик, золоченые всякие фигурки-флюгарки.

Фото: Театр кукол «Экият»: вся главная бутафория в Казани вертится вокруг него.

Дети должны быть рады. Тем более что перед театром еще и парк площадью в три квартала. В парке имеется: бутафорский розовый кадиллак, распиленный на три части, бутафорские звери, частокол из брусьев деревянной картошки-фри, некоторые с одной или двумя зеркальными гранями, баобаб с кроной в виде клумбы (грунт, гнутая решетка) и пластиковым стволом с широкими проходными дуплами. В таком соседстве как не стать бутафорией даже самой аутентичной национальной кухне. Но и она нравится, и детям, и взрослым. В «Туган Авылым» всегда биток, так что лучше бронировать столик заранее, если вдруг станет невмоготу.

Пити+азу=

Где же все-таки есть, если совсем без театра? Советуем кафе «Шамси» в Старо-Татарской слободе. Слобода эта тоже сегодня немного бутафорская, но она как минимум стоит на исконном своем месте, и домики не из бревен, а дощатые, расписные. Как-никак, именно тут установлено окно в Казань – витая бронзовая рама с видом на улицу Каюма Насыри и барочную мечеть аль-Марджани, построенную по личному распоряжению Екатерины II. Да, если это и окно, то вид из него куда-то на задний двор или в далекое прошлое, и все-таки этот вид – один из лучших в городе. Надо просто как бы войти в эту раму, пройти по улице в сторону проспекта Татарстан, повернуть направо у Казанского исламского колледжа, а потом еще раз раз направо. Там и будет кафе «Шамси».

Инсталляция Окно в Казань

Инсталляция «Окно в Казань»: оно прорублено в нужном направлении. По этой улице вы дойдете до заветного кафе.

 

Смешно, но в меню есть и борщ, и салат «Оливье». Мы даже своими глазами видели, как их заказывают иные туристы со Среднерусской возвышенности. По-настоящему возвышенно будет, однако, присесть в верхнем, зеленом зале: там еще на стене изображена как раз аль-Марджани с воткнутыми прямо в рисунок светильниками, словно бы уточняющими архитектурное решение. Присесть. Заказать пол-лепешки. Суп пити: целый горшочек разварной говядины с нутом. И азу по-татарски. Мы пробовали ее и в «Родной деревне», но тут значительно лучше: опять горшочек и говядина с овощами, мясо и соленые огурцы нарезаны тонко-тонко, а картошка, наоборот, половинками клубня и морковь крупняком. И много-много бульона с рыжеватыми вакуолями жира. К чаю по умолчанию ничего не подается, разве что сами закажете – пахлаву или тот же талкыш-калеве, род сахарной ваты в форме небольших усеченных конусов. Впрочем, его можно взять и в «Чак-чак store», все-таки скорее сувенир, чем десерт. Да в «Шамси» и десерта никакого не нужно. Не влезет уже после первого и второго. А ведь надо еще обед или ужин растрясти. Например, дойти пешком до отеля.

Цыпа не даст в обиду.

Если привязываться к еде, то и жить лучше к ней поближе. В Старо-Татарской есть отель «Бал», как раз в нарядном расписном домике. Но нам тесовые стены как-то не по нутру. Сердце тянется к камню и к городу. И вот, на пересечении улиц Московской и Тази Гиззата обнаружилось здание старой полицейской части с кирпичной каланчой. Одну его половину занимает пафосный рестобар, другую – сдержанный апарт-отель «Ямской посад». Разумеется, в городе есть места и получше, например, «Ногай» в конструктивистском Доме печати, прямо на Баумана. Но «Посад» – чуть ли не втрое дешевле, хотя те же три звезды, и всего в двух кварталах от «Ногая», надо ли переплачивать? К тому же, на Баумана все время шум, толпы гуляющих, без конца прокручиваемые в записи рекламы, носятся одетые зебрами аниматоры. Сразу в памяти встает наш московский Патриарший мост. Там тоже много зебр из «Мадагаскара», но они как-то скромнее себя ведут: тише машут копытами-цилиндрами, как будто вдели руки в рулоны туалетной бумаги, и лезут разве что обниматься. А эти, татарские, действуют всем табуном, загоняют туристов в ловушки, например, к скульптуре казанского кота, и сразу норовят откусить человеку голову. Очень страшно.

Казань утро в Старо-Татарской слободе

Идиллическое утро в Старо-Татарской слободе.

В «Ямском посаде» и тишина, и живность совсем другая. Если возвращаться поздно вечером, на ресепшн вас будет встречать сова. Настоящая. Зовут Цыпа. Она тоже дежурит. И хочется думать, в обиду постояльцев не дает.
И обеспечит полный комфорт для переваривания ужина или обеда, а также уверенность, что вы теперь точно знаете, где в Казани лучше всего поесть. Если еда понравилась, вопрос о ее столичном или нестоличном статусе не так уж и важен.

Автор: Павел Рыбкин, редактор, литератор и путешественник.
Фото автора.

Заметки о путешествиях и другие фотографии Павла в его Instagram ►



Напишите комментарий!

  1. Марк 06 марта 2020, 12:44 # 0
    0